Путевые заметки

Вопрос: Какое представление из созданных нравится Вам более всего?

Ответ: То, которое предстоит создать.

Процесс творения любого представления увлекает необычайно. Мало придумать и воплотить идею, необходимо довести её до относительного совершенства, отладить подобно сложному механизму. Без обратной связи не обойтись. Каждый показ – своеобразный диагноз, показывающий динамику процесса, а «Путевые заметки» – медицинская карта.

25.11.09–го первое опробование программы, названной «Аукционом идей». Это не представление, как всё предыдущее, это игра со зрителями в их тестирование. 15 опытов за час, т.е. 1 в 5-6мин. И не стоит сравнивать его с другими представлениями, каждое из которых решает свои задачи. В «Аукционе» мы намеренно сместили акцент с игры на размышления, видоизменив свой девиз – «Играть. Действовать. ДУМАТЬ». В глазах взрослых зрителей был виден интерес, они почувствовали вкус интриги. В «представлении» пока не играют весы с гирей и «супер–пупер–чудо опытом», много других шероховатостей, но это отработается со временем. Главное, опробована новая простая и действенная форма, спрос на которую в дальнейшем, несомненно, будет.

Очень хорошо в ансамбле заиграли мелкие, не показываемые раньше со сцены опыты: «Послушная пена», «Всё до лампочки», «Приготовиться к погружению», «Загадочный диск Рэлея», «Заработай 13 рублей», «Висит груша – нельзя скушать», «Кое-что из жизни пружинок», «Загадка чёрного ящика». Программа оказалась действительно насыщенно-экспериментальной. В перспективе мы разработаем «маршруты различной степени сложности и тематики» – для различных (7-11) классов.

«Аукцион идей», как ни какое другое представление каждым своим опытом показывает, что знания это сила. Зрители убеждаются в этом, всякий раз, когда их научное предсказание подтверждается экспериментом. («Дать радость может только взлёт!»). Ошибки же учат и добавляют азарта.

Витя пытается показать зрителям, как дуновением можно утопить пробирку. Тщетно – её плавучесть велика... Юра стучит кулаком по столу, но мокрое бутылочное горлышко не желает подпрыгивать над купюрой, которая прилипла к нему. С.Н. … Каждый случай убеждает – мелочей в нашем деле не бывает, а «лекарство» от всех проблем – репетиции. Или работа над ошибками в единоличных показах.

Сегодня неожиданным для меня образом, зрители включились в игру: всё шло гладко, хорошо, размеренно, пока в конце представления за неправильный ответ я не убрал с весов ранее заработанный ими «бонус». Оставались предпоследний и последний шансы: «Удивительный конус» и «Невезучий бутерброд». И зрители проявили свою активность: задавали уточняющие вопросы, высказывали дополнительные гипотезы, просили время на раздумье, внимательно вслушивались в слова выступающих соседей, спорили и пытались поймать Ведущего на слове. Им самим понравилась эта борьба. Супер–пупер–чудо опыт они заработали, но как вы понимаете, не это главное.

Перед опытом «Швабра Перельмана» закономерный вопрос: «А кто читал «Занимательную физику» Перельмана?». Всего лишь несколько поднятых рук, несмотря на то, что в любом книжном – книг этого автора в избытке. Вспоминается пионерское детство, затёртые книжки передавались читателями школьной библиотеки из рук в руки. Помню своё огорчение, когда обнаружил, что несколько страниц с описанием опыта кто-то украл, вырвав их из книги…

Я сам, как демонстратор, иногда испытываю ощущение чуда. Сегодня это случилось, когда результаты наших со зрителями теоретических расчётов падений «невезучего бутерброда» маслом вниз (75%) были подтверждены модельным экспериментом (8 из 10, т.е. 80%). Красота согласования очаровывает.

Удерживая «Удивительный (двойной) конус» посреди горки задаём вопрос о его дальнейшей судьбе: «Куда он покатится, если его отпустить?». Предполагаем три возможных ответа, но у зрителей фантазия явно богаче. Мы не подумали, что он может «кататься туда-сюда», «взлететь, если внутри гелий» или «развернуться»!

Когда первый раз включили на экране семисекундные часы с исчезающими цифрами, зрителей загипнотизировал ход времени, и они вспомнили о необходимости в размышлениях только после гонга.

Экспериментальные вопросы постепенно обрастают удачными примерами и дополнительной информацией – создаётся фольклор, который вкупе с удачной формой показа и отличает обычную демонстрацию от «произведения искусства». Идёт поиск необходимых мелочей: подкрасили воду; нашли удачное сравнение растущей пены с глубоководной рыбой, поднятой на поверхность; слово «шарик» в вопросе теста превратили в более значимое «санки»; предсказывая поведение пружинки, поделили зрителей на сторонников Гука и Ньютона; повысили инертность «груши», да так, что теперь её удерживают на весу два зрителя; придумали лучшую аналогию с ногой футболиста для ого-го-как подпрыгивающего мяча… Процесс совершенствования продолжается.

Рискованно было начинать выступление перед старшеклассниками математической школы с утверждения «Математика – царица всех наук и служанка физики». Но вызов они приняли, и представление приобрело нужную нам эмоциональность.

Скептически настроенные одиннадцатиклассники включились в игру не сразу, но постепенно действо их захватило, и первые спонтанные аплодисменты мы услышали на эксперименте «Заработай 13 рублей». Занимательность родилась из бутылки и листка бумаги, а за истиной один претендент даже полез под стол.

Первый раз, работая с презентёром (пультом ДУ, переключающим страницы экранной презентации) в какой-то момент я вдруг осознал, что направив его в сторону пассивного зрителя, усиленно давлю на кнопку включения.

В объяснении «Интеллектуального дуновения» один из ребят вышел на ошибочное объяснение с законом Бернулли (пробка вылетает из горлышка, устремляясь в область пониженного давления воздушной струи). Как я обрадовался… Нет, не зря за день до поездки я сверлил отверстие в бутылочном донышке. Поведал им, что подобное ложное утверждение встретил однажды в переводной книге и предложил его экспериментально опровергнуть.

И вновь модернизация «Невезучего бутерброда». Сначала мы достаём бутерброд с красной икрой: «Не с чёрной, чёрная – плохо влияет на память: вспомните, когда вы ели её последний раз?» Шутка! Да и наша красная – искусный муляж. Модель невезучего бутерброда теперь логично появляется как более-менее удачная пародия на реальный объект. Мы придирчиво сравниваем их основные свойства. А в конце предлагаем мысленный эксперимент с кошкой (всегда падающей на лапы), у которой на спине (маслом вверх) укреплён бутерброд.

Неожиданность: при наборе статистики результатов, упавшая на пол модель невезучего бутерброда, встала на ребро. Мастерство Ведущего можно классифицировать по тому, какое прилагательное он выберет для своей неожиданности. Досадная (помешавшая), забавная (неиспользуемая) или приятная (дающая возможность)?

Маленькая, но ценная находка – «Загадочный диск» сменил своё название на «Флюгерный вопрос», а на странице презентации, рядом с красивой фотографией флюгера разместился документ: «Заявление. Прошу считать меня настоящим флюгером. Диск Рэлея». Озадаченным зрителям предоставим возможность дать своё заключение.

Меня всегда охватывает радость при встрече с опытом простым, но удивительным по результату. Так и с новой демонстрацией «Прицельного бомбометания», в которой зрители, с азартом экспериментируя, роняют игральные карты в тарелку с высоты стремянки. Надеюсь, что они по достоинству оценивают красоту найденного решения.

Однажды я пошутил: дополнил ответы теста несуразной ложной гипотезой с ключевым словом «нанотехнология». Магия модного термина сработала и сделала гипотезу самой востребованной. Не знаю только: радоваться мне или печалиться?

– Это нечестно, в ваших вариантах нет правильного ответа. – Это не ЕГЭ: все варианты могут оказаться верными (но разными по сложности); правдоподобные – превратиться в ложные, а невероятные и забавные – обрести смысл. Всё как в жизни!

Мы вновь убеждаемся в невезучести нашего бутерброда. Полномасштабно, под песню А. Миронова «Остров невезения». Шеренга из десяти экспериментаторов в десяти подходах по командам Ведущего азартно роняет бутерброды. Из ста падений – 78 «маслом вниз», т.е. 78% «невезения»! И с этой статистикой не поспоришь.

– Вы не пробовали взлететь на крыльях мечты с углом атаки ноль градусов? «Отец русской авиации» Н.Е. Жуковский считал, что «человек полетит, опираясь не на силу своих мускулов, а на силу своего разума». И у нас в «Мечтах о небе» это получается!

Объяснять секрет Швабры Перельмана через плечи и моменты сил весьма научно, но не в традициях занимательной физики. Наконец-то нашли красивую аналогию, в которой ребёнок уравновешивает своего папу на рычажных качелях. Мысленно переносим каждого из них на находящуюся в равновесии швабру и… Оп-ля! Приходит понимание, какая из частей швабры тяжелее.

Из предсказания судьбы чашки и ложки в нашем исполнении вышла целая детективная история. Не тривиальный злой рок с «разбилась» и «потерялась», а история простая, но невероятно увлекательная.

Учитель-гуманитарий поделилась мнением, что представление увлекло её неочевидностью решений, пробудившей азарт.

Для пояснения закона Бернулли мы приглашаем на сцену девушку, которая: а) его не знает; б) имеет длинные распущенные волосы; в) готова «пострадать за науку». Просим её надеть защитные очки и включаем мощную воздуходувку… Под завывание установки на глазах зрителей рождаются два шедевра – причёска «Ветерок» и формулировка закона. – Кому непонятна взаимосвязь давления и скорости? – С улыбкой поводит стволом воздуходувки Ведущий, готовый повторить урок.

Удачно в идеологию представления вписалось прощальное пожелание «Покидая учебный класс, помните, что именно за его дверьми и начинается …», в котором зрителям даётся возможность придумать своё окончание. – Учёба! – Жизнь! – Улыбаются они. Мы же считаем, что это «НАСТОЯЩАЯ физика» и поясняем свою мысль.

Мяч падает на пол с метровой высоты, но заявленного в названии опыта «ого-го, как высоко!» не получается. Тогда мы выбираем зрителя, готового озвучить эту фразу, и приступаем к моделированию эксперимента. В конце концов, восклицание звучит и не из одних уст.

– Как разобраться с «ого-го»-подпрыгиванием? Не выводить же конечную скорость из формул законов сохранения энергии и импульса. Маркером изображаем на мячах рожицы. Большой и тяжёлый мяч – «улыбающийся, щедрый», с большим запасом энергии. Маленький и лёгкий – «грустный, скупой» с малым запасом энергии. Это очевидно. – Так кому кого легче подкинуть?..

Начинается всё с шуточного «Моё сердце, словно маятник физический//Амплитуда его всё растёт//Но с твоим, хотя б теоретически//В резонанс никак не попадёт». А после демонстрации опыта мы выходим на условие резонанса и закрытый массаж сердца. Идеальная связь теории с жизненной практикой. Загадку так и назвали «Сердечное дело».

Проверяем байку Ведущего о разрыве каната на три части – пытаемся в один момент разорвать бумажную полоску на три части. Очередное расследование. Какая интрига и азарт. Но рвётся по науке – там, где тонко. Мы увлечены созданием всё новых и новых миниатюр. Многие, старые знакомые опыты, приобретают второе дыхание в рамках нашего «Аукциона идей».

«Хладнокровная рыба не способна на такой импульсивный поступок», – оглашаю я один из вариантов ответов на загадку. Как я люблю подобную игру слов… «Хладнокровная» – с одной стороны не способная на глупость, а с другой – живущая в тепловом равновесии со своей средой. «Импульсивный» – можно понять как спонтанный и непродуманный, а можно как соответствующий закону изменения импульса. Это вам не «Есть! Так точно! Никак нет!» «Сейчас мы с вами узнаем период полураспада швабры», – заявляю я и в пять секунд развинчиваю её на две половинки. Отрадно видеть искорки понимания в глазах отдельных зрителей, а иногда слышать смех и аплодисменты. Надеюсь, что подобная многослойность придаёт неповторимый колорит нашему выступлению, и я всякий раз радуюсь удачно придуманной фразе с подвыподвертом.

IX Фестиваль Науки в МГУ: – Кто читал «Занимательную физику» Перельмана? Одна девочка нас порадовала – вместо поднятой руки показала потёртый книжный экземпляр.

– Жалко вам что ли? – проталкивала одна дама своё дитя на сцену. – Извините, но здесь мы не на лошадке детишек катаем, а экспериментируем. Мамаша обиделась, схватила ребёнка за руку и увела. Зритель, которого мы вызываем на сцену, на время становится помощником ТЗН. В большинстве случаев от него требуются осознанные действия и адекватные ответы.

– Наконец-то я отгадала! – обрадовано воскликнула женщина под конец представления.

– Где можно надёжно спрятать бриллиант чистой воды? Любители детективов знают – на самом видном месте, в бокале с водой. Миф это, или реальность? Чего не сделаешь ради знакомства с законом преломления световых лучей. Мы вооружаемся шваброй и идём пересекать границу раздела двух сред.

Ведущий показывает двухцветную швабру и спрашивает: «Где расположен центр тяжести длинной жёлтой ручки?» Ему отвечают: «На другом, зелёном конце швабры». Он «распиливает» инвентарь по границе цветов и с помощью динамометра убеждает, что часть с перекладиной тяжелее. Ему замечают: «А вы подвесьте её за другой конец и вес изменится». Сразу и не поймёшь, логику подобных ответов.

Однажды, застеснявшись, учитель высказала пожелание: «Не стоит показывать опыт с туалетной бумагой… Вызывает ухмылки». Меня это раззадорило. В результате получилась замечательная (как показала практика) загадка про непредсказуемый рулон с комментариями, отчего зависит результат действия силы и моралью, что физика «работает» не только на страницах учебников, а даже в туалетной комнате.

«О, великая Равнодействующая, помоги!» – проговорили мы «заклинание» и оторвали от пола одного мальчика с помощью всего лишь четырёх пальцев. Объяснение – в названии эксперимента. Но после представления подошёл один зритель и недоверчиво поинтересовался: «получится ли такое чудо не в ТЗН, а дома?» Выходит, переиграли с заклинанием.

После обращения к великой Равнодействующей четверо мальчишек играючи подняли на пальцах, сидящего на стуле одноклассника. «А у девочек получится?» – заинтересовался слабый пол. Эксперимент продолжается… Но после произнесённого хором «заклинания» зритель от стула не отрывается. «В чём дело?» Истина обескураживает – участницы не прикладывали сил вовсе, они понадеялись на одно лишь заклинание.

Вопрос Ведущего: «Как можно соединить два элемента электрической цепи?» Но вместо ожидаемых ответов «последовательно» или «параллельно» он слышит третий вариант – «ПРОСТО!»